Главная страница Пресс-служба СМИ о ЕЭСК Написал «Вася любит Аню» — и оставил людей без света. Один день с бригадой электромонтеров-ремонтников

 

СМИ о ЕЭСК

Написал «Вася любит Аню» — и оставил людей без света. Один день с бригадой электромонтеров-ремонтников

31 Июля 2018 12:15 66.ru
Жара, которую так долго ждали в этом году, становится испытанием для работников электросетевых компаний: грозы и ураганы, которые, как правило, следуют за жарой, могут привести к авариям в системе электроснабжения. Чтобы минимизировать эти риски, бригады электромонтеров ведут постоянную работу. Кто и как защищает наши дома от электрических сбоев — в материале 66.RU.

Лето — горячая пора для специалистов, отвечающих за бесперебойное снабжение людей электроэнергией. Именно в этот период проводится большинство плановых работ по ремонту и обслуживанию оборудования и сетей, которые находятся на воздухе или закопаны в земле. Ежегодно на затраты на ремонт электросетевых объектов предприятия, которым они принадлежат, тратят немалые суммы: к примеру, ЕЭСК (а именно эта компания обслуживает львиную долю электросетей Екатеринбурга) выделяет на это порядка 200 млн.

Нынешнее лето для бригад, работающих в ЕЭСК, выдалось нелегким. Из-за чемпионата мира по футболу пришлось «выкинуть» из рабочего графика практически целый месяц.

Игорь Чекаловец, заместитель главного инженера Юго-Западного района электрических сетей ЕЭСК:

— С 1 по 27 июня в Екатеринбурге действовал так называемый режим «технологической тишины». Это значит, что мы не имели права проводить никакие плановые отключения, выводить линии из работы для ремонта оборудования. Соответственно, в оставшееся время — до сентября-октября — должны успеть выполнить все запланированные работы.

Объемы немаленькие: по словам Игоря Чекаловца, всего за 2018 год ЕЭСК планирует обслужить 50 энергообъектов и 143 км ЛЭП. «70% этого плана приходится на теплое время года», — комментирует специалист.

Работы ведутся по всем направлениям: одни бригады исследуют километры воздушных линий, другие занимаются устранением неисправностей на кабелях, проложенных под землей, третьи меняют оборудование на подстанциях.

Игорь Чекаловец:

— Как совершенно любое изделие, произведенное человеком, электрооборудование нуждается в техобслуживании. Вы же отдаете автомобиль в ТО: через определенное количество километров надо заменить свечи, масло, фильтры, оценить состояние ремней и проч. Такое вот ТО подстанций мы делаем раз в 6–10 лет. Кабели и воздушные линии обслуживаем чаще: они более подвержены внешним воздействиям.

Фото: Владислав Бурнашев; 66.RU

Подстанция «Искра» — одна из самых крупных в городе. Верх-Исетский металлургический завод, микрорайон Заречный, часть Железнодорожного района, дома на ВИЗе — за бесперебойное снабжение электричеством этих объектов отвечает оборудование, представленное на этой фотографии. Подстанцию запустили более 40 лет назад — в 1971 году. Понятно, что за это время технологии изменились, и сейчас мощности модернизируют.


Фото: Владислав Бурнашев; 66.RU

На прошлой неделе, к примеру, обслуживали разъединители (один из видов технологического оборудования): меняли изоляторы, зачищали контакты, красили и т. д.

Егор Зеленский, мастер группы подстанций:

— В этом году мы должны заменить все разъединители на первой системе шин... Впрочем, это все наш язык, он, наверное, непонятен людям, далеким от энергетики. Поэтому скажу так: работы много. На обслуживание одного разъединителя уходит один рабочий день, а то и больше. А их — несколько десятков.

Фото: Владислав Бурнашев; 66.RU

Один из видов работ — замена изоляторов. «Раньше использовались фарфоровые: тяжелые и не самые удобные. Главный недостаток — они могут разбиться. Бывает так, поворачиваешься на площадке, случайно задел изолятор — пошла трещина. Сейчас мы меняем фарфор на полимер: это надежнее. Полимерные изоляторы мягкие, повредить их случайно практически невозможно», — объясняет Егор.

Фото: Владислав Бурнашев; 66.RU

Вес такого старого фарфорового изолятора — под 80 кг. Одному специалисту его наверх не поднять. Полимерные весят намного меньше — 25–30 кг.

Фото: Владислав Бурнашев; 66.RU

Контакты необходимо очистить от нагара и грязи. После работы шлифмашинкой черный прямоугольник (даже непонятно на первый взгляд, что эта деталь металлическая) становится блестящей медной пластиной.

— Егор, давно работаете в энергетике?

— Да считай, всю сознательную жизнь (улыбается). Пришел в ЕЭСК в 2007-м, сразу после техникума, электрослесарем. За два года стал мастером. И вот уже девять лет возглавляю бригаду.

— У вас все парни, смотрю, молодые. Текучка?

— Наоборот: практически все эти годы работаем вместе. От нас мало кто уходит. Все-таки энергетика — это самое постоянное, что есть сегодня в мире. Не будет электричества, все встанет. Молодых ребят, конечно, берем: вот Ваня недавно к нам пришел, работает всего полгода: наберется опыта, глядишь, сам мастером станет.

— Не страшно с электричеством работать? Тут даже не 220 вольт — намного больше.

— Если все делать разумно, если соблюдать все меры безопасности — это не страшно. Я по работе смотрю то и дело ролики в интернете — как люди попадают под электрический разряд. Сразу делаю выводы: тут недоглядел, полез, не проверив, все ли обесточено, тут еще что-то такое же. Анализирую для себя: что и как надо делать, чтобы не допустить ЧП. Ну и вообще у нас безопасность всегда на первом месте — каждая планерка начинается с обсуждения этих вопросов. И к работе нас не допустят, пока мы не отчитаемся, что все необходимые меры по регламенту соблюдены.

На ремонт этого узла требуется рабочий день и бригада в пять человек.

 

Если работа на сетях высокого напряжения практически не касается конечных потребителей, то другие виды работ — с подземным кабелем или электровоздушными линиями — могут напрямую сказаться на снабжении энергией конкретного дома или района.

Игорь Чекаловец:

— Для ЕЭСК, скажем, обычный житель многоэтажки — это потребитель третьего уровня надежности. Если переводить эту фразу с профессионального на русский — все просто: электричество в квартиру идет по одному кабелю. Случись с ним что — и придется сидеть без света. Но сам многоквартирный дом — это объект второго уровня надежности: на трансформаторной подстанции, которая питает многоэтажку, обязательны две линии питания: если одну нужно вывести для обслуживания, делают переключение на вторую.

Фото: Владислав Бурнашев; 66.RU

Летом такую картину — раскопки посреди дворов — можно наблюдать регулярно: специалисты ремонтируют кабель. «В общей сложности у нас 7 тысяч километров проводов — по ним идет ток и высокого, и низкого, и среднего напряжения. Основные линии, которые находятся в нашем ведении, как раз подземные. Кабель, помимо естественного износа, подвержен повреждениям, связанным с погодными условиями. Весной и осенью, когда температура то выше, то ниже ноля, грунт начинает смещаться: ночью замерзнет, днем оттает. Это может привести к нарушению изоляции», — поясняют нам работники другой бригады, специализирующиеся на ремонте подземных коммуникаций.


Фото: Владислав Бурнашев; 66.RU

«Чтобы «докопаться до сути», лопаты мало, — смеется бригадир Юрий. — У нас есть специальная выездная лаборатория, которая летом обследует кабели: когда находит слабые места, мы приступаем к работе».

Эти люди обслуживают 4,5 тысячи километров подземных кабелей Екатеринбурга.

 

— Вот эти дома сейчас без света сидят?

— Нет, что вы. Тут серьезные работы, чтобы их провести, мы переключили питание на резервную линию.

— У меня в доме недавно отключали электричество: повесили объявление, так и так, ЕЭСК проводит работы, света не будет с 10 до 15. Хорошо я днем на работе, дочка в лагере была — мне это никак не помешало. Но ведь есть пенсионеры, школьники на каникулах... Что у нас в доме – резервной линии нет?

— В Екатеринбурге практически нет многоквартирных домов, которые были бы запитаны от одной линии. Это вот в частном секторе — там, как правило, один ввод, и пока идет ремонт линии, телевизор не посмотришь. В вашем случае надо спрашивать УК, почему так получилось. Как правило, в многоквартирных домах мы проводим работы так, чтобы не было полного погашения трансформаторной подстанции, т. е. у управляющей компании есть возможность запитать дом по резервной схеме. Но бывает так, что у них нет подписанной инструкции по оперативным взаимоотношениям с сетевой компанией: не потрудились оформить. А без этого документа они не имеют права делать необходимые переключения. Получается, сама резервная линия есть, но сделать переключение они не могут — из-за своей же безалаберности, в принципе.

— Бывает, что жители домов на вас ругаются, мол, раскопали, ни пройти ни проехать, еще и электричества не будет какое-то время?

— Бывает, конечно. Тогда приходится объяснять людям, что мы не просто так копаем, а для того как раз, чтобы им в морозы или в грозу без света не остаться. Перед началом работ обязательно согласовываем сроки с управляющими компаниями — чтобы они успели подготовиться и предупредить жильцов. Когда заканчиваем работы, всегда после себя все убираем, двор приводим в порядок. Если сами не можем какие-то работы выполнить, скажем, обратно асфальт положить, привлекаем подрядчиков.

Но у нас к жителям тоже бывают претензии. Приедешь иногда во двор, а к трансформаторной подстанции не подойти: автомобилями все заставлено или мусором завалено. В итоге вместо того, чтобы с электрооборудованием разбираться, приходится площадку расчищать.

Фото: Владислав Бурнашев; 66.RU

Разрисованные и заклеенные объявлениями подстанции и мусор вокруг них — еще одна беда. Городские власти за подобные художества штрафуют владельца объекта, то есть компанию. На практике штрафы за «ненадлежащее состояние» доходят до 25 тыс. руб. «По регламенту мы должны обеспечить чистоту рядом с нашими объектами: в радиусе 1 м — никакого мусора. Иначе — штраф. И вот мы ездим по городу, убираем пустые бутылки и мусорные пакеты, которые местные же жители и выкинули, — вместо того, чтобы заниматься сетями. С рисунками тоже все непросто: если горе-художники своими надписями закроют номер подстанции — тогда мы просто не имеем права приступать к работам, даже если авария», — говорят энергетики.

Фото: Владислав Бурнашев; 66.RU

Впрочем, когда подстанция служит холстом настоящим уличным художникам, никто не в обиде: за такие картины не штрафуют и работе они не мешают. «Если к нам обращаются с просьбой разрисовать какой-то объект, мы только за. Конечно, смотрим, что это за проект, что нарисуют — надо ведь, чтобы это было эстетически привлекательно. Но обычно все всех устраивает», — комментируют в ЕЭСК.

В октябре все сети, которые отремонтировали за лето, пройдут проверку в соответствующих органах. Только после этого компания сможет получить паспорт готовности к зиме. Без этого документа эксплуатировать сети в холодный период невозможно. «Не успеем подготовиться вовремя, оставим людей без тепла и света. Компания за это будет отвечать финансово. Но мы работаем не из-за штрафов — просто не можем позволить себе подвести людей», — говорит бригадир ремонтников.